Семья, где музыка — царица

В семье Натальи Евгеньевны и Владимира Федоровича Козыренко все музыканты: и родители, и дети. Причем, когда в 1960-х годах по всему Советскому Союзу в районных центрах стали создаваться музыкальные школы, оба старших Козыренко оказались в числе первых выпускников данных школ.
Наталья Николаевна вспоминает:
— В нашей семье было трое детей. Я — старшая. В 1960 году в Климовичах открывалась музыкальная школа с классами баян, аккордеон, фортепиано. Очень много детей желали в ней учиться, конкурс был большой. Я хотела поступать на фортепиано (что это такое — не знала, но нравилось само слово, к тому же гармошки и баяны в Климовичах были не в диковинку). Но отбор не прошла. Было так обидно! Подруги учатся музыке, а я нет. Упросила отца: «Сходи, узнай: может, там какой дополнительный набор объявили?» Тот пошел и вернулся с новостью: есть место, берут — но… на баян. Выбыл один ученик. Директор сказал, что даже фамилию исправлять не надо — только буковку «а» дописать: был Довыдов Николай — станет Довыдова Наталья.
Идти на баян не хотелось, но иначе рисковала и вовсе остаться без музыки. Делать нечего — пошла. Было это уже в октябре.
Учусь. Преподавателем у меня — сам директор школы Юрий Иванович Никоноров. И вот как-то задает он мне пьесу «Коробейники». Стала я ее разучивать — никак! Ну никак не могу свести басы с голосами! Ни объяснения, ни упражнения не помогают. Мучаемся неделю, вторую… Преподаватель сказал родителям: «Не знаю, что и делать — не получается у Наташи с музыкой!» Мама пришла домой и говорит: «Если ты неспособная — нечего и ноги бить. Хватит с тебя и одной школы!» Как отрезала.
Ох, и обидно же мне стало! Я — в слезы и — на печь! Реву! А потом прошу маму, всхлипывая: «Мам, ну дай я еще разок попробую сыграть!» Села за баян и — ура! получилось сразу! Больше часа играла «Коробейники», все никак нарадоваться не могла.
С тех пор все пошло как по маслу. Вскоре я уже не только догнала, но и перегнала своих одноклассников, так что учитель даже ставил меня в пример.
Жили мы около железнодорожного вокзала, и после уроков я с удовольствием бежала на музыку. Никто меня играть не заставлял — я просто влюбилась в баян.
Когда закончила восьмилетку (училась в СШ № 3) и музыкальную школу, решила поступать в Минское музыкальное училище (в Минске жил дядя, папин брат, и можно было остановиться у него). Вступительные испытания выдержала успешно, оценки получила хорошие. Стали ждать вызова. И — не дождались. Пошла я учиться дальше в среднюю школу. Но меня все терзали сомнения: не может быть! Я же хорошо сдала!
Папа попросил дядю сходить в училище, разведать. И дядя узнал: вызов-то — был!!! (Почему мы его не получили — не знаю.) А поскольку, как пояснил директор музыкального училища, учащаяся первого сентября на занятия не явилась, она (то есть я) была отчислена и на ее место зачислен другой. Как вариант, предложили взять меня без экзаменов на заочное отделение.
На семейном совете так и порешили. Стала я заочницей. А в октябре мой бывший учитель по баяну (он же — директор музыкальной школы) неожиданно предложил мне работу. Как выяснилось, молодого учителя призвали в армию, и некем было его заменить (учебный год-то уже шел). Я, конечно, боялась (тоже мне учительница — пятнадцать лет), но директор успокоил, сказал, что будет помогать. Так, 25 октября 1965 года, я стала учителем в музыкальной школе, и у меня были уже ученики.
Талантливый юный педагог быстро набирала силу. Года через три, как говорит сама, уже вела уроки сольфеджио. С 1966 года стала руководителем баянного оркестра школы. Закончила музыкальное училище — пригласили еще и на работу в Лозовицкую школу, учителем пения. В 1980-х в районе процветала художественная самодеятельность — Н.Е.Козыренко была руководителем хоров и ансамблей в нескольких организациях и ездила выступать с коллективами по городам и весям. В течение 10 лет (с 1996 по 2006 годы) являлась директором детской школы искусств и вела преподавательскую деятельность.
Параллельным курсом шел Владимир Федорович Козыренко. Он закончил Шкловскую музыкальную школу по классу балалайки. Затем поступил и успешно закончил Могилевское музыкальное училище. При распределении на выбор предложили несколько райцентров — он становился на Климовичах: здесь директором школы утвердили его однокурсника.
Владимир Федорович учил ребят игре на балалайке, а в придачу развил бурную творческую деятельность. Во всем мире входили в моду ВИА (вокально-инструментальные ансамбли). Создал свой ВИА и Владимир Козыренко — в 1969 году. В его составе было четыре человека.
— Первую аппаратуру делали сами, — говорит Владимир Федорович. — Под звукоусилители, например, приспособили колонки от киноустановок. Качество звука, конечно, было далеко от идеала, но мы с энтузиазмом выступали. А выступали и в Климовичах (в Доме культуры, на открытой танцплощадке в парке — танцы шли под живую музыку) и в других городах. Нас даже в Минскую филармонию приглашали. Но я подумал-подумал и решил, имея синицу в руках (интересную работу, интересное хобби), не гнаться за журавлем. А вот Володя Ва- сильев рискнул, и теперь он артист белорусской эстрады, знаменитость.
На вакантное место бас-гитариста пригласил Наталью Довыдову. Так они сначала стали вместе выступать, а потом и вовсе пошли вместе по жизни, создав семью.
Их совместным творческим детищем является народный оркестр народных инструментов при районном центре культуры и образцовый ансамбль народной музыки «Лобжаночка» Климовичской детской школы искусств.
— Мне нравилось всегда работать с ансамблем, с оркестром, а Владимир Федорович писал аранжировки, обработки музыкальных произведений. Без такого нашего творческого союза ничего бы не было, — признается Наталья Евгеньевна. — У мужа много задумок, желания писать.
И немало работ — добавлю. Например — учебник «Першыя крокі» (пьесы для балалайки и фортепиано), вышедший в1996 году в Минске (по данному учебнику занимается вся Беларусь). Он автор многих произведений для различных музыкальных инструментов. В его активе песни, написанные в соавторстве с местными поэтами (есть несколько и наших совместных песен).
На протяжении ряда лет В.Ф. Козыренко работал руководителем народного ансамбля, который аккомпанировал народному хору Леонида Ячнева; ансамбль вместе с хором ездил на гастроли в Польшу.
У супругов на двоих целая стопка наград: грамоты, дипломы за победу в разных конкурсах, за личные заслуги. В т. ч. грамоты Министерства культуры, областного управления культуры облисполкома, райисполкома. Наталья Евгеньевна награждена нагрудным знаком Министерства культуры Республики Беларусь «За ўклад у развіццё культуры Беларусі».
По-видимому, творческая атмосфера, царящая в доме, поспособствовала тому, что музыкантами стали и дети. Кстати, сын с дочерью, можно сказать, осуществили давнишнюю мечту матери — они окончили музыкальную школу по классу фортепиано. А фортепиано, к слову, Наталья Евгеньевна купила сама, когда еще училась в музыкальном училище на заочном отделении (и работала), сама его и освоила.
Сын Евгений поступил в Витебское музыкальное училище. Потом появилось желание поступать в консерваторию — и он закончил одну консерваторию, затем — вторую: в Петрозаводске — по хоровому дирижированию и в Санкт-Петербурге — по вокалу, специальность — оперный певец. Дочь Наталья также, закончив Минское музыкальное училище, получила и высшее образование в Белорусской консерватории. И еще, учась в консерватории, занималась преподавательской деятельностью.
Сейчас у каждого из них своя семья, успешно сложилась жизнь и карьера. А когда счастливы дети, счастливы и родители.
Галина Цыганкова.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *