Лихолетье военных лет

16478Давно уже нет на карте района деревни Муравец Тимоновского сельского Совета, где в многодетной семье родился Иван Курлуков. В 2007 году ушел из жизни и сам Иван Захарович, ветеран Великой Отечественной войны. Но сохранились его воспоминания о суровых фронтовых буднях. Вот наша с ним беседа.
— До войны успел закончить семилетку. Когда подошел возраст и Климовичский район освободили от немецко-фашистских оккупантов, в числе других 3 ноября 1943 года призвали в армию. Шли мы через брянские леса до Карачаевского района. Там остановились, чтобы помочь женщинам-селянкам снести с поля и сложить в скирды снопы пшеницы. Жили в землянках. Через пару недель добрались до Брянска. Нас определили в запасной артиллерийский полк. Была зима. На всех фронтах шли жестокие бои. В «учебке» выдали лыжи, оружие, учили по-пластунски ползать. Там же получил воинскую специальность связиста-линейщика и всю войну прошел с катушкой.
— Где начался ваш боевой путь?
— Фронтовая жизнь для меня началась на станции Черемха. Дальше путь лежал на Польшу. Не забыть ночной тревоги, когда, не успевшую прикорнуть после трудной атаки, нашу часть на новеньких ЗИС-5 (легендарных полуторках) бросили на линию фронта, к Висле. С боями освободили город Люблин. Возле Люблина я увидел Майданек, лагерь смерти.
Лагерь был обнесен колючей проволокой в три ряда. Средний ряд — под высоким напряжением. Фашисты мучили всех, сжигали. Когда увидел душегубку, у меня волосы под пилоткой встали дыбом. Мы зашли в один барак и ужаснулись: гора волос — от детских до седых. В другом бараке мешки были набиты одеждой и обувью погубленных людей, — у Ивана Захаровича дрогнул голос, повлажнели глаза. Помолчал. Продолжил.
— Потом был Сандомирский плацдарм, где мы почти неделю находились в обороне. При форсировании Вислы под страшной бомбежкой, когда до берега оставалось недалеко, лодку, в которой я находился, ударной волной перевернуло. Вода в реке после налета была красной от крови погибших солдат.
Дальше мы наступали на Щецин. Победа была уже близка. Но какой же дорогой ценой доставался каждый шаг к долгожданному миру! Из личного состава батальона, а это порядка трехсот человек, нас осталось только 9, — с болью вспоминает ветеран.
Все было на войне. Помню такой случай. Мы двигались на Берлин, а навстречу шел поток пленных немцев. И тут налетели наши самолеты. Где-то произошла ошибка, и летчики начали артобстрел, решив, что территория еще не освобождена. Кинулись в сосняк. Споткнулся, слышу — кто-то падает на меня. Лежу лицом вниз, чувствую, что-то теплое мне на шею течет. Шевельнулся, думал, ранило. Вроде ничего не болит. Оказалось, в одного из солдат попала разрывная пуля, и он фактически случайно спас мне жизнь.
Можно было погибнуть в последний момент от шальной пули или подорваться на заминированных подходах к рейхстагу, так и не увидев Родины, своих родных. Но мне повезло. Пройдя всю войну, ни разу не был ранен. Только однажды, уже в Берлине, фашист выстрелил в меня из гранатомета, волной оглушило и отбросило в сторону. Потом уже, после победы, лежал в немецком госпитале, где сделали операцию на глазу. Когда демобилизовали, написали: «годен к нестроевой».
— День Победы. Каким он Вам запомнился?
— День Победы я встретил на Шпрее, недалеко от рейхстага. Прежде чем над цитаделью гитлеровцев взметнулось красное знамя Победы, которое водрузили сержанты Кантария и Егоров, погибло много бойцов. Помню, как сейчас: открылись ворота в рейхстаге, будто в электричке, оттуда вышел немецкий генерал, за ним потянулся целый полк гитлеровцев, которые по ходу бросали оружие и сдавались в плен.
За форсирование Вислы Иван Курлуков был награжден медалью «За отвагу». Его боевой путь отмечен также медалями «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией», орденом Отечественной войны 2 степени, благодарностями Верховного главнокомандующего за отличные боевые действия при прорыве обороны немцев на западном берегу Вислы южнее Варшавы, в боях при вторжении в Бранденбургскую провинцию Германии, за прорыв обороны немцев на Одере и наступление на Берлин.
После Победы Иван Курлуков еще пять лет служил в различных частях разных городов Германии. Демобилизовался в звании старшины.
Раиса Сергеенко.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *