Мой милый, если б не был войны

16666Война. Это страшное слово вскоре после ее начала докатилось и до деревни Высокое Климовичского района, в которой проживала молодая семья учителей Дорошковых.
— Прости, Марийка, но теперь мое место не за учительским столом, а на фронте, — говорил, прощаясь с женой, Михаил (на снимке).
Рядом вертелась ничего не понимающая неугомонная ребятня: почему так скучна мама, ведь папа обещал скоро вернуться с победой. Старшей, Люде, было тогда шесть лет, Коле — четыре, а младшему, Мише, исполнилось всего два годика.
В Климовичском райвоенкомате на его броню по состоянию здоровья (были некоторые проблемы со слухом) особого внимания не обратили. Отступающая и несшая немалые потери не только в технике, но и в живой силе Красная Армия остро нуждалась в пополнении, в том числе — в добровольцах.
Попав на передовую, Михаил Дорошков вместе с однополчанами громил ненавистных фашистов. Вот уже самый тяжелый первый год войны позади. Он воюет под Харьковом. И там, в мае 1942 года, попадает в плен. Оказался в концлагере «Шталаг VI-A», находившемся на северо-западе Германии, за городом Хемер. Михаил числился под лагерным номером 42018.
Недалеко располагался еще один лагерь — для французских военнопленных. Условия содержания у них были лучше, чем у русских, которых просто морили голодом, лучшей едой за каторжный труд была горячая похлебка. Многие не выдерживали нечеловеческих условий. Морозным январским днем наступившего нового, 1943, года Михаил Ильич умер.
Его жена Мария Карповна в годы оккупации была активным членом Климовичского комсомольско-молодежного подполья, связной подпольщиков и партизан (в мае 1979 года ей была назначена персональная пенсия и вручены «Удостоверение партизана» и «Удостоверение участника Великой Отечественной войны»).
Фашисты при отступлении сжигали все на своем пути. Сожгли и дом, в котором жила Мария с детьми. О судьбе мужа она так и не узнает до самой своей смерти, воспитав после войны семерых детей (четверо родились во втором браке). Столько же было и у ее матери, Ефимии Христофоровны, тоже подпольщицы, замученной в фашистском гестапо.
Место захоронения Михаила Ильича удалось разыскать лишь в 2010 году одному из внуков Марии Карповны (в девичестве Черкасовой) через интернет, благодаря Международному Красному Кресту.
И вот передо мной ксерокопия самого главного документа, который заполняли фрицы при доставке Дорошкова в шталаг. Его персональная карта. За давностью лет бумага пожелтела. Но отчетливо видны фамилия и звание «красноармеец», откуда родом, а вместо фотографии — большое темное пятно. Справа можно прочесть — жена фрау Мария Дорошкова и место ее проживания. Рукой переводчика сделаны еще и надписи на русском языке.
«Не знаю, насколько уникальными и ценными окажутся для вас эти сведения и копии документов, — написала приславшая еще и схему расположения самого города Хемер, лагеря «Шталаг VI-A» и кладбищ захоронения военнопленных дочь от второго мужа Марии Карповны, ныне минчанка Валентина Александровна Ванцевская, в прошлом, в годы своей школьной жизни (в СШ № 3) — активный краевед и даже участница ВДНХ СССР за краеведческую работу в 1967 году. — Если бы не эта проклятая война, то моя мама и ее старшие дети со своими родителями были бы самыми счастливыми людьми на свете».
Иван Лаппо.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *