1 декабря — всемирный день борьбы со спид: добиться нуля

17435Именно такую задачу ставят перед собой медики в вопросах борьбы со СПИДом. Важно снизить риск передачи ВИЧ от матери ребенку и обеспечить всеобщий доступ к антиретровирусной терапии для людей, живущих с этой инфекцией.                                      Первая информация по ВИЧ всколыхнула весь мир в 1981 году. За прошедшее время была проведена большая работа по изучению заболевания.
Источником инфекции является человек, инфицированный вирусом, который становится заразным уже на третьи сутки от момента собственного инфицирования. Опасность заключается в том, что человек длительный период времени чувствует себя здоровым. Он ведет обычный образ жизни и может заражать других.
Сам вирус относительно устойчив в окружающей среде. Гибнет при кипячении в течение минуты. В то же время, в капле крови он сохраняет свою заразительность в течение 14 суток.
Путями передачи инфекции считаются половой, парентеральный (через кровь) и вертикальный (от матери ребенку).
Доказано, что на 99% ВИЧ-инфекция — болезнь поведения.
Половина всех людей в мире, живущих с ВИЧ/СПИДом, — женщины.
К сожалению, отношение молодых людей к добрачным половым связям остается безответственным. Это способствует росту новых случаев инфицирования ВИЧ среди молодежи. В то же время на Могилевщине увеличивается доля заболевших в возрасте старше 30 лет. Около 40% — представители группы рабочих и служащих. Каждый пятый из поставленных на учет — житель села. В 85% случаев инфицирование происходит половым путем.
При осознанном отношении к своему здоровью и поведению распространение вируса иммунодефицита человека может быть существенно ограничено. И хотя вакцины против ВИЧ-инфекции не создано, самая главная защита от болезни — вы сами. Необходимо соблюдать личные меры профилактики и использовать средства защиты.
По вопросам, касающимся проблемы ВИЧ/СПИД, работают телефоны «горячей линии» 8(0222) 71-65-83, 75-07-76.
Будем ответственны за свое здоровье.
Соб. инф.

                                                                                            Случайный мой попутчик                                                                                        К сожалению, СПИД, названный «чумой 20-го века», продолжает распространяться и в 21 столетии. С момента постановки самого первого диагноза ВИЧ ученые сделали огромные шаги в определении и лечении этого заболевания. Несмотря на то, что современное общество знает о вирусе иммунодефицита человека намного больше, чем 20 лет назад, ложные представления о вирусе не исчезли полностью и продолжают вызывать страх, а порой и панику. Что скрывать, многие к ВИЧ-положительным относятся как к прокаженным и, само собой, предпочитают держаться от них подальше. Некоторые полагают, что те, кто заражен ВИЧ/СПИДом, вообще должны быть изолированы от общества. Поэтому люди, узнав, что они ВИЧ-инфицированные, чаще всего скрывают свое заболевание даже от родственников. Боятся отчуждения, презрения, оскорблений. Они остаются одинокими в своем горе.
Однажды мне довелось пообщаться с ВИЧ-позитивным человеком. Эта женщина рассказала мне о своем диагнозе только потому, что знала — мы случайные попутчики и никогда больше не встретимся. Сейчас я постараюсь изложить ее историю жизни с ВИЧ-инфекцией от первого лица.
— Я всегда была хорошей девочкой. Первый раз выпила бокал шампанского на втором курсе университета. Никогда не пробовала курить (что уже говорить о наркотиках!).
Это сейчас я почти модель — 90-60-90, а в молодости и еще лет пять назад была под сто килограммов. Такая неуверенная в себе, полностью закомплексованная толстушка. Замуж вышла в тридцать лет, за первого, кто позвал. Любви с мужем не было, да и быть не могло. Он — трудяга, сам из села — во мне видел домохозяйку, мать его сына, но ни в коем случае не женщину. Я же — из интеллигентной семьи, с двумя высшими образованиями — вообще не находила с ним общих тем для разговора. Так и жили, как чужие люди. Мир вокруг для меня был серым. Единственным светлым лучиком стал сын Тимоша.
Однажды прямо с работы (кстати, с постылой работы) меня забрали в больницу с острым приступом аппендицита. Сразу, когда после операции очнулась в реанимации, почувствовала: что-то неладное. Медперсонал как-то смотрел на меня по-иному. Медсестрички подозрительно шептались в углу, поглядывая на меня, врач разговаривал каким-то сочувствующим тоном, как будто у меня не аппендицит вырезали, а минимум злокачественную опухоль.
Потом с этим доктором, когда меня уже перевели в палату, состоялся разговор. Так, мол, и так: «Вы в курсе, что у вас ВИЧ?» — спросил он. Я не сразу поняла, о чем он говорит, что у меня спрашивает. Сейчас, когда вспоминаю о том моменте, удивляюсь, с каким спокойствием восприняла, так сказать, новость. Сразу врачу задала вопрос: «Я умру?» В ответ: «Конечно, но как скоро, будет зависеть только от вас. Если будете следовать всем рекомендациям, которые в дальнейшем вам дадут специалисты, вы можете пережить и меня». В тот день я даже не плакала — лежала и размышляла о своей жизни: никчемной, бестолковой, скучной. А позже у меня случилась истерика, до меня, наконец, дошло: у меня, такой положительной, правильной, — ВИЧ! Откуда? Как такое могло случиться? Я не наркоманка, за всю жизнь у меня был только один мужчина, я никогда не делала в салонах маникюр, я даже никогда не вырывала зубы. Откуда?!!
Все выяснилось позже и было до банальности просто: от дорогого супруга. Это во мне он не видел женщину, зато хорошо их рассматривал в других особях прекрасного пола. Одну такую рассмотрел в родной деревне, куда частенько наведывался — якобы, к родителям. Бывшая его любовь, которую, кстати, Любкой звали, и «наградила» его и еще двоих деревенских мужиков. Потом она куда-то пропала. В дальнейшем муж еще «рассмотрел» трех женщин. У них тоже ВИЧ.
Сказать о том, что после всего, что я узнала о похождениях мужа, я в нем разочаровалась или на него озлобилась, нельзя. Просто не было в чем разочаровываться. Я всегда знала, что ему цена — грош. Единственный вопрос задала: «Ты что, ничего никогда не слышал о презервативах? А может, ими пользоваться не умеешь? Или сэкономил?»
Мужу я оставила квартиру и вместе с сыном переехала в другой город, к сестре. Ей, единственной из родственников, я сказала о своем диагнозе. Ко мне она совсем не поменяла своего отношения, наоборот, стала еще ближе. Сестра сама врач. И вместе со своими коллегами, у которых наблюдаюсь, она убедила меня в том, что с той терапией, которую получаю, могу жить полноценной жизнью. Главное — захотеть. И я захотела. Устроилась на работу, сняла квартиру, похудела на 50 килограммов, стала заботиться о своем здоровье, правильно питаться. Сейчас я выгляжу моложе, чем 20 лет назад. Я научилась себя любить, я научилась любить жизнь. Потому что ценю каждый прожитый день, ценю минуты, проведенные с любимым сыном, с близкими людьми. Несмотря на то, что верю, что проживу долго и буду еще нянчить внуков, порой нет-нет да и возникает мысль: вдруг что-то пойдет не так, и у меня ВИЧ перейдет в СПИД? Эти нехорошие мысли заставляют меня остро чувствовать все происходящее вокруг и радоваться тому, на что большинство не обращает внимания: яркому солнцу, зеленой либо золотой листве и даже затяжному дождю. Недавно умерла моя хорошая знакомая. У нее был рак. Со своим диагнозом она прожила только два месяца. А я со своим живу больше пяти лет. После этого вообще перестала себя жалеть. Твердо знаю, что безопасна для общества, я ведь веду разумный образ жизни. И со стороны общества в мою сторону негатива нет, потому что никто из окружения не знает о том, что я ВИЧ-позитивная. Осведомлены о моем статусе считанные люди, и то по долгу своей профессиональной деятельности с такими же ВИЧ-положительными. Сейчас, несмотря на свой диагноз, я ощущаю себя счастливым человеком. Не лукавлю — правда. Еще надеюсь, что, может быть, встречу своего мужчину, который не побоится моего ВИЧ-статуса.
Вероника Левит.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *