Нам забота в охоту

17368Во все времена были люди, на которых равнялись. Тех, кто в своей работе достигал высоких результатов, ста-
вили в пример, их поощряли, награждали. Что же стояло за трудовыми подвигами, какой ценой давались рекорды?
Об этом, а также о своей жизни — прошлой и настоящей — попросили рассказать передовых механизаторов советского времени, орденоносцев — жителя д. Хотовиж Михаила Васильевича Хобина и жителя д. Ходунь Александра Ивановича Канопелько.                                              Хобин Михаил Васильевич. Награжден государственными наградами — медалью «За трудовую доблесть», орденом Трудовой Славы третьей степени.
— Я из тех, кто любит работать, кто без дела заболевать начинает. Правда, не хвалюсь. Я же сельский, из Ходуни, с детства приучен к труду. Воспитывался в многодетной семье. С братом-близнецом Леонидом, окончив 10 классов, чтобы год, что перед армией, не терять, пошли в Мстиславское строительное училище. Потом вместе служили в морской авиации. Когда демобилизовались, брат поехал в гости к старшей сестре в Витебск, да там и остался. Мне же жалко было оставлять пожилых родителей одних дома. Окончил школу водителей и даже немного поработал в Кричевской автоколонне. Мотаться из Кричева домой в Ходунь было делом хлопотным. И я снова пошел учиться — в Климовичское СПТУ № 4. Потом сел на трактор, на комбайн и пошло-поехало. В сельском хозяйстве почти 30 лет отработал.
17390В 1973 году женился. Детки пошли. У нас с женой Людмилой Николаевной их трое — Оксана, Михаил и Ольга. Признаюсь, как выросли, не заметил. Воспитанием, можно сказать, не занимался. Когда уборка, посевная — на поле весь световой день, с 6 утра до 11 вечера. Не скажу, что специально в передовики рвался. Ставил высокую планку больше для себя. Не было такого: смогу — не смогу, просто говорил себе: «Ты должен сегодня сделать столько-то, чтобы ни случилось» И делал. Был азарт какой-то. Конечно же, и награды, и поощрения стимулировали. Если уже есть медаль да орден, сбавлять темпы никак нельзя. Душу грело то, что дети мной гордятся. Они у нас с женой выросли замечательными. И в этом большая заслуга моей супруги Людмилы Николаевны. Я же ребят своих только зимой и видел. А она с ними и уроки делала, и по хозяйству управлялась. А оно у нас всегда было дай Бог каждому. И сейчас с женой держим корову, лошадь, свиней, кур, гусей, индюков. Сейчас многие говорят, что все можно купить в магазине, зачем, мол, надрываться возле скотины? А затем, что у нас все натуральное, без разных Е-добавок: и молоко, и сметана, и творог, и мясо, и сало, и яйцо. Колбасу в магазине тоже не покупаем, сами делаем. Сын и дочери, молодцы, помогают нам. Хоть и живут кто в Витебске, кто в Могилеве, каждые выходные приезжают. В отпуск идут — опять же, в деревню — на отдых, так сказать. Мы же, чтобы хозяйство кормить, немалые наделы земли засеваем зерновыми, картошкой, бураками, гарбузами. Возле всего этого тоже поплясать надо. Вот дети нам и помогают. Их и просить не нужно, сами знают, куда руки приложить. А когда какая свободная минута, они мне: «Пап, пойдем на огороде или возле дома что-нибудь смастерим». Любят придомовую территорию облагораживать. Например, летом из старых шин, что без дела валялись, решили Чебурашку смастерить. Правда, вместо Чебурашки в ходе работы получился медведь. Ну да ладно, все равно красиво. Рядом пальму из пластиковых бутылок установили.
С женой мне повезло: моя Людмила Николаевна добрейшей души человек, хозяйственная. А какая рукодельница! Лет семь назад увлеклась вышивкой. За это время столько картин вышила, что не счесть. Сейчас дома их больше пятидесяти — висят на стенах, разные по размерам и разные по сюжету. Кто в гости зайдет, все удивляются: неужели эта красота рукотворная? Обычно жена зимой садится за пяльцы, когда работы по хозяйству поменьше. Еще очень любит цветы. Их у нас и в доме полно, и возле дома. Супруга говорит: глаз человека постоянно должен видеть что-нибудь прекрасное, тогда и настроение будет. И здесь, нужно сказать, я с ней согласен.
Канопелько Александр Иванович. Награжден государственными наградами — орденом Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета», Бронзовой медалью ВДНХ «За успехи в народном хозяйстве СССР».
— Я работать пошел, только пять классов школы закончил. Время было послевоенное, голодное. Какая там грамота, когда есть постоянно хочется? Отец с фронта не вернулся, а у матери, кроме меня, на руках еще трое деток. Ели и щавель, и липу, и траву разную. Картошка гнилая деликатесом была. Поэтому решил: читать, писать, считать научился — хватит, нужно идти на хлеб зарабатывать, а то помрем с голоду. В те годы дети быстро взрослели.
Пошел прицепщиком на тракторный агрегат в Милославичскую МТС. Сколько тракторист, столько и я в поле был. Уставал крепко, силенок-то тогда у меня маловато было. Ну да это все ладно, главное — хлеб, а точнее — зерно за работу давали. Уже семье полегче. Задумал выучиться на механизатора. В Мстиславское училище все брать не хотели, аргументировали, мол, маловат. Уговорил кое-как. Отучился и пришел в колхоз. В 1955 году в армию на три года призвали. После армии встретил свою будущую супругу Татьяну Михайловну. Она у меня тоже натерпелась. Ее мама трех сирот, своих внучек годовала. Сложно было. Так что пришлось Татьяне после 7 классов идти в колхоз. А через пару лет устроилась на резиновый завод в Кричев. Каждую неделю на выходные пешком ходила домой в Дорошковку, это Шумячский район. Представьте себе: в любое время года, в любую погоду пешком 18 километров. Придет матери денег даст — на отрез материи какой или на обувь детям. А она ей — сумку с собой соберет, сала, яиц положит. Так и жили, друг другу помогая. После свадьбы первое время мы у моей матери быт налаживали, а потом строиться начали. Дом дался тяжело — в то время стройматериалов было не достать. Экономили на всем, чтобы побыстрее въехать в свое жилье. Худо-бедно, но через два года справили новоселье. У нас трое деток родилось. Супруга первое время с ними все была, а потом пошла в колхоз разнорабочей. Она день на работе, я — почти сутки. А сыновья и дочь сами себя смотрели, рано самостоятельными стали. Работать я всегда старался на совесть. Стыдно было — вполсилы. Да и что скрывать, материальное поощрение, которое полагалось за трудовые подвиги, давало стимул. Дома-то трое ребят, их кормить, одевать надо. У нас всегда хозяйство большое было. Сейчас сам удивляюсь, как мы справлялись, как время на все находили. Меня с женой всю жизнь преследовали воспоминания о нашем голодном детстве, поэтому и старались все делать для того, чтобы дети ни в чем не нуждались. Где-то в середине 70-х купили машину новую ВАЗ-2. Радости было! Стали собирать на Волгу, но потом деньги обесценились. Так что на Волге поездить не довелось. Я же еще был членом ревизионной комиссии Коммунистической партии Белоруссии. Практически каждый месяц ездил в Минск на заседания, совещания. Гордости, что именно я представляю наш регион, не было, скорее ответственность была, обязательность и больше требований к себе, к своей работе, к своему поведению. Да, время было непростое, но скажу я вам, очень интересное. Сегодня тоже живем, не жалуемся. Дети, внуки приезжают, правнуков привозят понянчить. Помогают, когда надо. Дочь Тамара так каждый день навещает. Сейчас у нас маленький трактор, сеялка. Здоровье уже не то, что в молодости, работать на земле тяжело стало, вот техника нам в помощь. Есть еще пасека небольшая. Однажды зять привез ульи, говорит, мол, присмотрите. Я ему — что я с этими пчелами делать буду, я же ничего в этом не понимаю. Ответ обнадежил — они вас сами всему научат, не волнуйтесь. Ну и что — научили и даже подлечили. Правда, благодаря пчелам и новому увлечению, я себя лучше чувствовать стал. Сил придают — забота и работа. Без дела сидеть нельзя — апатия наступает. А к жизни в любом возрасте должен быть интерес.
Вероника ЛЕВИТ.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *