Шаповал — мастер валенок

17641Есть вещи, которые никогда не выйдут из моды. Это, конечно, валенки, самая зимняя и национальная обувь, которую сейчас пытаются воспроизводить иностранные кутюрье. На самом деле это очень кропотливый процесс. Для того, чтобы получать шерсть для валяния, даже пришлось вывести специальную породу овец — романовскую. Раньше были суровые
зимы, и никакая обувь не была способна защитить ноги от мороза так, как это делали валенки. Да и что рассказывать: кто хоть раз, будучи за городом в настоящую зимнюю пору, примерял валенки, тот уж точно знает их преимущества перед тонкой, модной, но очень холодной обувкой.
Существуют две версии возникновения шаповальства на Могилевщине. Согласно первой, валяльному ремеслу белорусские крестьяне научились в ХVIII веке в Нижегородской губернии, куда их отправил владелец имения в Климовичском уезде Антон Тихоновецкий. По другой версии, крестьяне вынуждены были зарабатывать на жизнь каким-нибудь ремеслом. Этим ремеслом и стало шаповальство. В основном, крестьяне занимались отхожим промыслом: путешествовали по всей России со своими нехитрыми инструментами.
Сейчас шаповальство переживает второе рождение, мастера создают валяные вещи: одежду, обувь, сумки, украшения и даже игрушки. Центром шаповальства в Могилев-ской области является Дрибин. Но в нашем районе также были первоклассные мастера.
Как такового центра по изготовлению валенок в Климовичском районе не было, потому что этим ремеслом занимались в каждой деревне. Хотя старожилы рассказывают, что больше всего шаповалов было в деревне Озерцы. Местные жители держали много овец. Этому способствовали луга, которые расстилались вокруг деревни. В Озерцы приезжали из других сел за валенками.
В нашем районе мастеров по изготовлению валенок не звали шаповалами, а называли вальщиками (от «валять валенки»). В ХХ веке известными мастерами были Николай Тихоновский из деревни Ректа, Иван Фокин из Ивановой Слободы, Нина Белоусова из Прудка, Михаил Яновский из Душиловки, Иван Войнилович из Потороновки и другие.
Местные жители из агрогородка Родня, деревень Гришин, Судилы, Сидоровка, Осмоловичи рассказывают, что шаповалами называли только дрибинских мастеров, которые занимались отхожим промыслом. При этом им не нужно было готовить материал и искать, кому сбыть товар. Мастера работали с сырьем заказчика и в их домах, переходя со своими инструментами из деревни в деревню. Порою квартировали в каком-нибудь доме и пока не выполняли заказы всей деревни, не покидали его. Хозяевам же за постой изготавливали валенки бесплатно. Отходничеству способствовало и то, что никаких сложных приспособлений и инструментов шаповальство не требует. Недаром мастера говорили: «Дзе шапавал стаў, там яго і стан».
Дрибинские шаповалы пользовались условным языком, который назывался катрушницкий лемезень (от слов «катруха» — шапка, «лемезень» — язык). Этим языком ремесленники пользовались, чтобы не выдать секретов мастерства, а также оценить гостеприимство хозяев. Если хозяйка встречала плохо, то и валенки делали соответствующие. Помимо дрибинцев в районе работали и шаповалы из Калуги.
В нашем районе на сегодняшний день еще есть шаповалы. Правда, они уже в почтенном возрасте и могут только рассказать о процессе изготовления валенок. Сегодня остался один действующий мастер-шаповал, который может изготовить теплую обувь из шерсти, — житель деревни Судилы Александр Галковский.
Обучил его этому ремеслу Иван Фокин из деревни Иванова Слобода. Все инструменты и приспособления для работы он подарил молодому мастеру. Тогда Александр Николаевич работал пчеловодом в местном колхозе. Первые свои валенки он изготовил в 1979 году.
— Овечка — вокруг человечка, — любит повторять Александр Николаевич.
И это действительно так. Овцы дают мясо, лечебный жир, шерсть, которая не только на валенки годится. Супруга Александра Галковского, Людмила Александровна, вяжет из шерсти теплые свитера, варежки и носки.
Орудия труда шаповала очень простые: деревянные колодки, с использованием которых придается форма ступне валенка, рубель (предмет домашнего быта, который в старину русские женщины использовали для глажения белья. Рубель представлял собой деревянную пластину с ручкой на одном конце. На одной стороне пластины нарезались поперечные скругленные рубцы, вторая оставалась гладкой) и клинья, при помощи которых формируется голенище и регулируется его ширина.
Процесс изготовления валенок достаточно трудоемкий и имеет определенный порядок и последовательность. На одну пару обуви уходит около шести часов.
— Во-первых, не всякая овечья шерсть (по-белоруски «воўна») подходит для валенок, нужно знать, какую именно брать, — делится секретами опытный шаповал Александр Галковский. — Если это будут детские валенки, то берут шерсть молодых овец. Для девушек всегда делали валенки из белой «воўны», она красивее и дольше носится. Для повседневного использования — черную и серую «воўну».
Александр Галковский до сих пор использует старинные меры веса, чтобы взвесить нужное количество шерсти. Для этих целей у него имеется безмен, который измеряет вес в фунтах (один фунт равен 409,5 г).
— На мужские валенки в среднем нужно 4 фунта, — продолжает рассказ мастер. — На женские — 2,5, а на детские и того меньше. Все зависит от размера будущей обуви.
Затем он стелет шерсть равномерно на столе и заворачивает ее в ткань. Сшивает края, чтобы шерсть не рассыпалась, и начинает качать шерстяную заготовку по столу — около полутора часов, чтобы «засновать» будущую обувь и придать ей объемную форму.
Потом идет в мастерскую, где есть печь. Там он ошпаривает заготовку горячей водой с добавлением хозяйственного мыла. Затем шерсть, сваливается руками, небольшими круговыми движениями. После чего используется рубель, качулка (деревянная цилиндрическая палка) и рубец (металлический четырехгранный прут).
Чтобы определить, насколько качественными валенки получились, Александр Галковский использует старинный рецепт: проводит по ним металлическим рубцом. Если начинают гудеть, значит, все удалось. С готового валенка в конце работы теплой водой смывается мыло, и изделие высушивается естественным способом. Только потом можно вышить на валенках узоры, сделать другие украшения.
Валенки, изготовленные руками Александра Николаевича, носят люди по всей Беларуси.
— Мне чуть не со всех концов страны порой звонят, чтобы сделал им валенки, — говорит мастер. — Просят и детские, и взрослые. Бывали зимы — по 70 пар обуви изготавливал.
Свой опыт мастер передает своим детям. Сейчас практически этим ремеслом они не занимаются, но Александр Галковский надеется, что при необходимости они смогут изготовить нашу традиционную белорусскую обувку.
Дарья Эверс.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *