Мне понравилось в Беларуси

18986Майор милиции в отставке Михаил Романович Кулинич работал сначала участковым милиционером, потом полтора десятка лет был начальником медвытрезвителя. Он родился и вырос в Украине, но уже больше сорока лет живет в Беларуси и считает, что здесь — лучше.

На новом месте

С Михаилом Романовичем беседовать легко. Он рассказывает интересно, не торопясь. Время от времени в разговор вступает супруга, Раиса Стефановна.
Родился Михаил Романович в Днепропетровской области, работал водителем в автобазе в Днепродзержинске (с 2016 года эти города носят название Днепр и Каменское). Там же встретился и со своей женой, Раисой Стефановной. В 1973 году поженились. Потом приехали в гости к ее родителям (они жили в деревне Кривая — была такая в Родненском сельском Совете).
— Мне очень понравилось в Беларуси, — говорит Михаил Романович, — и через пару лет мы уже с первенцем — дочерью Людмилой — переехали в Беларусь на постоянное место жительства. Здесь родились сыновья Александр и Дмитрий.
Сейчас дочь работает на комбинате хлебопродуктов, сыновья, можно сказать, пошли по стопам отца: Дмитрий работает водителем в ПМК-88, Александр уже двадцать лет в милиции, сейчас — прапорщик, водитель-сотрудник.
Михаил Романович награжден нагрудными знаками «За отличную службу в МВД», «Отличник милиции»; есть почетные грамоты, другие награды. В течение двух созывов избирался депутатом районного Совета депутатов. А сколько было «общественных нагрузок» в райотделе! Являлся председателем совета отличников милиции (был и такой совет!), председателем группы народного контроля, председателем товарищеского суда, председателем первичной организации охотников и рыболовов.
Милицейские будни
Семья жила сначала в общежитии ПМК. Михаил работал водителем на почте, Раиса — продавцом в магазине.
Молодого активного водителя заприметил тогда замполит Климовичского РОВД. А потом позвал на работу в милицию, обрисовывая перспективы. Было это в 1978 году. На семейном совете решил: пойдет!
В те годы на работу в милицию напрямую не устраивались — непременно должна была быть рекомендация: рекомендовать мог райком партии, райком комсомола, трудовой коллектив. Вот и Михаил обратился за рекомендацией к товарищам по работе — и трудовой коллектив рекомендовал товарища Р.М.Кулинича для работы в органах внутренних дел.
Начинал Михаил Кулинич во вневедомственной охране. А в 1980 году его назначают участковым в Родненский сельский Совет.
— Шел мне тогда уже двадцать девятый год, — вспоминает Михаил Романович. — Определенный опыт работы с людьми имелся, так что в новой должности освоился быстро. В Родне нам дали дом, и жена перевелась в Роднянское сельпо — заведующей магазином.
Прошло шесть лет. Роднянский участковый зарекомендовал себя компетентным, ответственным работником, его уважали на селе и ценили в отделе. За это время он успел окончить Могилевскую школу милиции (сейчас — Могилевский институт МВД Республики Беларусь). И вот — новый поворот в карьере: назначение на должность начальника медвытрезвителя.
В 1986 году семья переезжает в Климовичи: для сотрудника милиции покупают частный дом.
Справочно: вытрезвитель — медицинское учреждение, ставящее своей целью содержание лиц, находящихся в состоянии средней степени алкогольного опьянения, вплоть до их вытрезвления.
— Вытрезвитель располагался в здании возле городского стадиона. Работал с 16.00 до 8.00, — рассказывает Михаил Романович. — Всего персонала — четырнадцать человек: три дежурных (офицерского состава), семь милиционеров, три фельдшера (дежурили посменно), бухгалтер, который взимал плату за услуги вытрезвителя.
Палаты по 16-17 человек. Плана по заполняемости не было, но палаты не пустовали. Для некоторых вытрезвитель был просто спасением. Например, мороз, пьяный человек лежит на снегу. Запросто мог бы замерзнуть. А у нас — тепло, и помощь медицинскую окажут, если нужно, и водички дадут попить.
— Семейные скандалисты тоже у вас находились? — интересуюсь у майора-ветерана.
— Нет, не у нас. Во всяком случае — не часто. Наша ведь задача была — обеспечивать общественный порядок. Находится пьяный на улице, в общественном месте, — поступает на вытрезвление к нам, а если пьет и скандалит дома, в квартире — это уже не наш клиент. Но если он будет валяться на лестничной площадке, или гоняться за женой по улице, или поступит заявление от соседей, что его пьяный дебош им мешает, — тогда нарушителя спокойствия тоже доставят к нам.
Вначале клиентов, если позволяло их состояние, можно было отпускать спустя три часа после доставки к нам. Но потом это делать запретили — в стране бывали случаи (у нас не было), что человек идет домой, а по дороге совершает, например, кражу. Отпускать разрешалось только к родственникам: передавать с рук на руки. Но родственники, как правило, сразу забирать отказывались. Вот устанавливаем личность поступившего, адрес, звоним жене: «Заберите, мол, мужа». — А она: «Пусть он у вас посидит, пока протрезвеет. А то дома с ним покоя не будет». Пьяные — они ведь разные: одни — тихие, другие — агрессивные.
И к нам поступали всякие. В том числе и ранее судимые. Ножей много изымали (обычно у спецконтингента — в Климовичах же были две спецкомендатуры: одна — в ПМК, вторая — на КХП).
Справочно: спецкомендатура — исправительное (до 1993 г.) учреждение для преступников, осужденных условно с обязательным привлечением к труду и освобожденных условно — досрочно с обязательным привлечением к труду (т. е. заключенных ИТК общего, усиленного и строгого режимов, которым по решению суда смягчен режим наказания). В спецкомендатуре заключенный обязан проживать в специальном общежитии и работать на указанном ему предприятии (часто с вредными или тяжелыми условиями работы). Чаще всего осужденных к этому виду наказания направляют в регионы, находящиеся далеко от его постоянного места жительства.
В 1993 году этот вид наказания — «условно с обязательным привлечением к труду» — отменен.
Если человек два раза и более попадал в вытрезвитель, его брали на заметку. Сообщали в поликлинику для постановки на учет у врача-нарколога, Фотографии завсегдатаев вытрезвителя помещались на так называемой городской «Доске позора». На каждого направлялось извещение на работу, где к выпивохе тоже принимались соответствующие меры.
Группа профилактики проводила профилактическую работу в трудовых коллективах: сотрудники выступали с лекциями о вреде алкоголя, показывали видеофильмы. «Пьянству — бой!» — такой был лозунг.
Михаил Романович Кулинич находился в должности начальника вытрезвителя до выхода на пенсию — до 2001 года. Затем продолжил трудовую деятельность охранником в Беларусбанке — отработал еще восемь лет.
— Я хочу поблагодарить руководство нашего отдела внутренних дел за внимание к нам, ветеранам, — говорит Михаил Романович. — И начальник РОВД Сергей Васильевич Мышковский, и его заместители, начальник штаба интересуются, как живут ветераны, всегда готовы оказать необходимую помощь. Также, как и председатель совета ветеранов Александр Анатольевич Кветков. И накануне Дня чествования ветеранов органов внутренних дел поздравить всех ветеранов РОВД с праздником.
Галина ЦЫГАНКОВА.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *