Беспросветное «ДНО» берет начало с донышка…

К гражданам, которые относятся к группе риска, то бишь злоупотребляют спиртным, нигде не работают и не имеют постоянного источника доходов, контролирующие органы наведываются часто. Всех их, так называемых социально неблагополучных, знают поименно. И с каждым проводятся беседы — убеждают, уговаривают, предупреждают. Есть ли толк? Да по-разному. За годы работы на ниве журналистики довелось видеть много и хорошего, и плохого. Были случаи, когда, казалось бы, совсем безнадежные становились на путь исправления. Их темное пятно в биографии с годами стирается, люди бросают пить, приводят в порядок жилье, устраиваются на работу, рожают детей и вполне благополучно их воспитывают. Со стороны глядя на них, и не скажешь, что лет так …надцать тому назад они не просыхали ни от водки, ни от грязи. Для того, чтобы обнулить жизнь и начать все сначала, требуются неимоверные усилия. Побороть свои страсти и пороки сложно, не каждый с этим справится, да и, если честно, не каждый хочет. Бросать вызов обществу, жить вне системы многим просто нравится. Есть в этом какая-то бравада, мол, плевать мы хотели на ваши правила и принципы, мы такие вот особенные, и этим даже гордимся. Все было бы смешно, если бы не было так грустно. Да ладно, это отступление, так сказать, прелюдия. Приступим к основному — описанию того, что наблюдала в ходе рейда по неблагополучным домам, проведенного совместно с инспектором группы пропаганды и взаимодействия с общественностью Климовичского РОЧС Максимом Шкредовым.

Сразу скажу, исколесили мы немалую территорию города. Список с фамилиями и адресами тех, кто склонен к ассоциальному образу жизни, у нас был большой. Подъезжаем к одному домовладению: возле покосившегося крыльца трава в полроста человека, прямо на ступеньках — пустые бутылки из-под спиртного, а на двери — замок. Еще один дом — и та же история. В третье, четвертое, пятое домовладение опять-таки не попадаем: дверь закрыта изнутри. Поди разберись: то ли людей дома нет, то ли они просто решили, от греха подальше, нас на свою территорию не пускать. А может, предавались «здоровому» послеобеденному сну, на работу ведь не надо, потому что нет ее.
Упорно следуем дальше по маршруту и, наконец, одна из дверей открывается. Встречают нас двое мужчин, приветливые такие, вежливые, мол, заходите, смотрите, нам скрывать нечего. В коридоре в глаза сразу бросилась пустая тара из-под спиртного, которая аккуратненьким кружочком стояла на столе. По всему было видно, что мужчин мы оторвали от важного дела — подсчета денег, которые они планируют выручить от сдачи этого «ценного товара». В том, что денежки пойдут не на хлебушек, можно было не сомневаться, уж очень характерные отпечатки последствий «зеленого змия» имелись на лице данных граждан. В доме помимо этих братьев проживает их мать-пенсионерка. Что мы наблюдали в комнатах? Беспорядок везде и во всем. Убирались здесь давно. А сейчас непосредственно к нарушениям по линии службы МЧС. Электропроводка далека от совершенства. Автономный пожарный извещатель — в нерабочем состоянии (нет элементов питания). Инспектор РОЧС долго и терпеливо объяснял жильцам домовладения, что именно АПИ может спасти им жизни, случись что непредвиденное. А ведь может случиться, исходя из того, что есть факты захламленности, злоупотребления спиртным и курения в помещении. О последнем свидетельствовали многочисленные окурки — то в баночке, то в тарелочке, а то и просто на полу. Максим Андреевич рекомендовал домовладельцам не только привести в порядок электропроводку, автономные пожарные извещатели, но и печь. Ей, родимой, тоже требуется косметический ремонт.
В следующий дом мы попали беспрепятственно — дверь была настежь открыта. Хозяина обнаружили отдыхающим на чем-то типа топчана, заваленного грязными тряпками. Комнатка — маленькая-маленькая, в ней только этот топчан да табуретка и поместились. На табуретке банка с окурками, возле нее — полуторалитровая бутылка пива. Слабый свет в комнату поступал из крохотного окошка с серыми от грязи стеклами. Стены без обоев, оклеены ужасными картинками. И бородатый мужчина-хозяин, и окружающая обстановка напоминали фрагмент фильма из категории «кино не для всех». Дальше — больше. Проходим в другую комнату, а там… А там уже фильм ужасов! О том, что это помещение было когда-то жилым, напоминают только старые фотографии в рамках и тряпочка-занавеска на окне. Ах да, еще мы заметили поломанный шкаф и порванный матрац в углу. Стены — серые, нет, даже черные, пол наполовину взорван, без половиц, везде по периметру грязь и нечистоты, а по центру — топор в колоде. Жуть. Конечно же, ни о какой проводке и речи можно было не вести. Электричество здесь давно отключено, да и плиты газовой там тоже нет. Как питается человек? Говорит, люди добрые помогают. Наверное, хорошо помогают, если на пиво и сигареты хватает. Печь хозяин, по его словам, давно не эксплуатирует, и слава Богу, потому что она такая же убогая и страшная, как и весь интерьер. Все, что мы наблюдали, и есть то самое настоящее «дно». И если откровенно, вряд ли мужчина уже выберется оттуда. Здесь все безнадежно. А ведь именно такие лачуги, забитые тряпьем и хламом, и вспыхивают, как свечи, от малейшей искры. Поэтому и ходят по подобным домам представители контролирующих служб — постоянно, по очереди, практически каждый день. Максим Шкредов беседовал с мужчиной долго, пытался что-то объяснить, пояснить, предупредить. Думаю, что слова инспектора РОЧС не доходили до сознания хозяина дома. В глазах — пустота.
В тот день зашли мы к женщине, инвалиду 1 группы по зрению. В доме она проживает одна. По ее словам, присматривает за ней дочь, приходит приготовить покушать, убрать в доме, постирать одежду. Может, оно и так. Правда, чистотой комнаты не блистали. Ну да ладно. Хуже то, что электропроводка в помещениях ветхая. Заметили мы и несколько скруток. Максим Андреевич пытался донести до хозяйки, что электропроводку нужно срочно заменить на новую, ведь не дай Бог беда, она, в силу особенностей своего здоровья, даже источник опасности не увидит. Бесполезно. Женщина уверяла, что с электричеством у нее все в порядке: недавно мастер приходил, что-то ремонтировал. Придется инспектору РОЧС беседовать с дочерью хозяйки дома. Хочется надеяться, что та внимет предупреждению Максима Шкредова и сделает все возможное, чтобы жилье матери было максимально безопасным.

Вероника Левит.
Фото автора.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *