Радость Победы сил прибавляла

Кино в Домамеричах тем летним июньским вечером “крутили” допоздна.
— Интересный был фильм, молодежь расходиться по домам не спешила. Но неожиданно люди стали кричать: “Война! Война!” Кто куда побежал. Женщины кричат, голосят…
Воспоминания Полине Тимофеевне Лисейковой из Полошкова и Татьяне Никоновне Каморниковой из Домамеричей даются тяжело.
— Мужчин забрали на фронт. Пришлось женщинам и девушкам косить, плуг таскать. Нам с Полиной было по 17 лет, — вздыхает Татьяна Никоновна. — Пришли полицаи и сказали: вам повестки ехать в Германию. Прятались в жите, по лесу. Ночевали там. А есть хочется. Пришли домой — тут нас и сцапали. Вместе с ней в немецком лагере горевали… Угнали в Германию и других наших ровесников. Жили в бараках. Я работала на стройке, а Полина…
— А я в цехе, где изготавливали краску для самолетов. Вредное производство. Туда немцы не заходили даже. Мы варили какую-то смесь, катали ее в бочки, выгружали на платформу… Ой, трудно было.
Кормили два раза в день баландой разной, давали по кусочку хлеба, пару картошин пареных в мундирах.
— Выжили, — говорят женщины, — потому что молодые были.
В 1945 году узников освободили. Самолеты бомбили немецкие города. Когда пленные выглядывали из подвалов, где прятались, видели, как немцы выбрасывали из своих квартир белые простыни, мол, сдаемся. Дня через два после освобождения бывших заключенных — худых, кожа да кости —доставили в общий лагерь. Бараки, где они жили, сожгли. Первое, чего хотелось, — хорошо поесть. Кормили больше месяца.
— Поскольку железная дорога вся была разрушена, на родину нас сразу отправить не могли, — делится далее воспоминаниями Татьяна Никоновна. — На машинах отвезли в Восточную Пруссию. Помню хорошо, это был август сорок пятого года. Едем, а вдоль шоссе — яблони. Нарвали целые сумки. Думали, скоро домой вернемся, своим отвезем. Но пока восстанавливали железную дорогу, работали в поле. Вязали жито в снопы, сено сушили. Как только восстановили пути, отправили домой.
Деревни были сожжены.
— Мы с двоюродной сестрой сначала сделали землянку, — говорит Полина Тимофеевна. — Потом с братом Павлом — настоящую хату. Он прошел всю войну, дошел до Берлина. Вернулся весь израненный. Умер рано. Трудное было время, голодное. Но люди жили интересно и дружно. Радость победы придавала сил…
Помолчав, продолжает:
— С тех пор мы с Татьяной Никоновной, как сестры. Отец ее меня в детстве крестил. В последнее время видимся с ней редко, здоровье подводит, — говорит Полина Тимофеевна.
Сегодня эти уважаемые женщины радуются своим детям, внукам, правнукам и желают, чтобы будущим поколениям жилось счастливо под мирным небом.
Раиса Сергеенко.
На снимке (слева направо): Полина Тимофеевна Лисейкова, Татьяна Никоновна Каморникова.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники