«Теть Наташ, не забирайте! Я за ней присмотрю!» Чем закончился очередной рейд в рамках акции «Семья без насилия»?

В очередном выезде рейдовой группы в рамках акции «Семья без насилия» нем приняли участие пять человек — представителей организаций — во главе с участковым инспектором инспекции по делам несовершеннолетних Климовичского РОВД Натальей Галеевцевой.

Инспектор ИДН Наталья Галеевцева очерчивает круг задач.

В составе рейдовой были: педагог социальный социально-педагогического центра Валентина Прохорова, заведующий отделением социальной адаптации, реабилитации и сопровождаемого проживания районного центра социального обслуживания Наталья Фруцкая, курсант Могилевского института МВД Ирина Танюк и журналист районной газеты «Родная ніва».

Перед выездом инспектор ИДН знакомит нас с маршрутом, очерчивает круг задач. И вот — едем (автомашину, кстати, предоставила центральная районная больница).

Первые визиты приносят положительные эмоции. В одну семью вернули детей. Все счастливы. Взрослые заверяют, что будут дорожить вновь обретенным благополучием.

Во второй семье готовились к возвращению детей: навели порядок в доме, запаслись дровами, продуктами. Взрослые устроились на работу. В употреблении спиртных напитков на протяжении контрольного периода замечены не были. Мать говорит, что встряска ей пошла на пользу и сейчас она смотрит на мир по-новому.  С нетерпением ждет воссоединения семьи. Хотели бы сделать в доме ремонт получше, да денег не хватает. Когда вернутся дети, постараются создать им все необходимые условия, заверяет мать.

Да, конечно, в финансовом плане в таких случаях бывает непросто, ведь родителям нужно возвращать государству средства, которые идут на содержание их детей. На одного ребенка это — 273 руб. 75 коп., на двоих — 546 руб. 50 коп. Но — не более 70 процентов от заработной платы родителя (родителей). Пожалуй, любителям выпить стоит задуматься и над этим.

…Все в порядке было и в третьей — также воссоединенной — семье.

Теперь отрицательные моменты. Одну родительницу который день не могут застать дома (не нашли ее и мы). Ребенок находится у бабушки.

Эту семью недавно сняли с учета в социально-педагогическом центре (ребенок был признан находящимся в социально опасном положении). Весь положенный испытательный срок мать вела себя хорошо, в употреблении алкоголя замечена не была. Но (на радостях, что ли?), получив свободу (контроль за семьей был снижен), вскоре начала прикладываться к бутылке.

В тот вечер мать дома не застали. Дочку (девочке еще нет трех лет) нашли у соседки. Мало того, что ребенок находился у чужих поздно вечером (а время уже перевалило за девять часов), так еще присматривающие за девчуркой взрослые сами находились в нетрезвом состоянии. А в помещении — накурено, хоть топор вешай.

Маму так и не нашли (соседка, хоть и не сразу, но подтвердила: пьет). Ребенка пришлось забрать с собой (оставлять у таких «попечителей» было опасно). «Теть Наташ, не забирайте! Я за ней присмотрю!» — заплетающимся языком уговаривала инспектора подруга матери. Но разве можно было оставить девочку в такой опасной обстановке?

Укутав малышку в свой форменный бушлат (верхней одежды девочки у соседки не оказалось), инспектор ИДН Наталья Галеевцева понесла ее в машину.

…Как сообщила заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних Климовичского райисполкома Оксана Стефаненко, на очередном заседании КДН к нерадивой матери были приняты соответствующие меры.

Галина Цыганкова.