«Милые сердцу Гиреевичи». Репортаж Вероники Левит о жителях глубинки

Каждый раз, бывая в какой-либо деревушке нашего района, возвращаюсь оттуда не только с исписанным блокнотом, но и с массой впечатлений. И что самое интересное, больше всего эмоций вызывают сельчане, проживающие в малонаселенных деревнях. Казалось бы, там живут простые люди, с небольшими запросами и, что здесь скрывать, ограниченными возможностями в плане пользования благами цивилизации — что о них писать? Ан нет. Практически у каждого в биографии находится что-то необычное, а порой и уникальное. Да и сам факт того, что они, несмотря на многочисленные сложности и проблемы, касающиеся вымирающих деревень, не жалуются на судьбу, а, наоборот, находят в каждом дне повод для радости — удивляет и даже восхищает. Для человека, привыкшего к удобствам, одна неделя, проведенная в такой деревушке, стала бы серьезным испытанием, а для них все, что есть — норма жизни.
Не так давно побывала в Гиреевичах. Еще каких-то сорок лет тому назад здесь проживало больше двухсот человек, а сейчас без дачников — всего девять. В деревне две улицы… Пустые улицы, жилые дома друг от друга находятся на приличном расстоянии. Грустно… Да и обидно за наши сельские населенные пункты. Да ладно, продолжим о людях.

Староста в Гиреевичах — Леонид Владимирович Слепцов. Он, по деревенским меркам, живет очень даже неплохо. Есть дом, большое хозяйство, бортовой УАЗик, собака с родословной и… молодая, так сказать, гражданская жена. Вот как. Сам Леонид Владимирович местный. Окончил климовичское СПТУ, где получил специальность тракториста-машиниста широкого профиля. Служил в армии в Германии. Женился Леонид Слепцов рано, в двадцать лет. Жена Алла и того моложе была. «Под венец» пошла в восемнадцать. В 1981 году у них родился сын Сергей, а через год — дочь Татьяна. Была любовь, были и планы, и надежды а потом, что-то пошло не так. Брак не удалось сохранить. Спустя восемнадцать лет со дня свадьбы супруги расстались. К счастью, любовь детей к отцу не угасла. Сейчас и сын, и дочь — гордость Леонида Владимировича. Они смогли достичь того, о чем их родители и думать не могли. Сергей живет и работает в Петрозаводске. Мужчина воплотил в жизнь свою мечту — стал моряком. Сейчас он — старший помощник капитана дальнего плавания. Вместе с супругой воспитывают троих детей. Татьяна давно уже обосновалась в Минске. Имеет два высших образования и занимает хорошую должность. У нее один ребенок. Кстати, внуки нет-нет да и приедут вместе с родителями к дедушке в Гиреевичи. По словам Леонида Владимировича, после «каменных джунглей» им на селе — простор: бегают босиком по траве, ягоды собирают и даже в огороде пробуют что-то делать. А еще играют с собакой по кличке Максим. Американского стаффордширского терьера Максима по метрике зовут Креш ред фокс. Он своего рода местная достопримечательность. Максима в Гиреевичи привез сын Леонида Слепцова. До этого собака некоторое время жила у Сергея в Петрозаводске и даже участвовала в выставках. Мало того — побеждала в них. А потом в семье появился третий ребенок — и держать американского стаффордширского терьера в квартире стало проблематично. Максим в деревне освоился быстро. Живет он в доме, на улице гуляет, когда тепло. Ко всем проявляет дружелюбие и очень любит ласку. Но помимо собаки у Леонида Владимировича полно другой живности: корова, подтелок, овцы, гуси, индоутки, куры. А еще, само-собой, есть наделы земли. Со всем этим он управляется вместе со своей гражданской супругой Валентиной Владимировной Трусовой. Она намного младше Леонида Слепцова, но это совсем не мешает им вместе жить уже на протяжении восемнадцати лет. А началось все с того, что много лет назад Валентина Трусова согласилась присматривать за старенькой матерью Леонида Владимировича, когда тот уезжал на заработки. А потом между ними искра пробежала, симпатия возникла. Так и сошлись. Конечно, боялись осуждения и косых взглядов, но время показало, что все сделали они правильно.

А вот Груня Николаевна Махлова со своим супругом Николаем Захаровичем больше пятидесяти лет вместе прожили. Двенадцать лет назад женщина овдовела и до сих пор оплакивает мужа.

«Мы ж всегда по жизни рука об руку шли, — рассказывает Груня Николаевна. — Хозяин он и есть хозяин. Надо вопрос решить — взял и решил. Хороший был мужик, настоящий. Хоть и младше я его была всего на три года, чувствовала себя по сравнению с ним девочкой. Врать не буду, между нами в жизни тоже всякое случалось, не без этого. Но друг друга прощали, знали — связаны одной нитью до века. Это сейчас: чуть что — побежали молодые в разные стороны. По пять раз замуж выходят. Раньше такого не было. Раньше люди любить умели, прощать, и когда надо — к смирению себя призвать. Мне восемьдесят пять лет, я знаю, что говорю — жизнь прожила. Столько горя видела — никому не пожелаю».

Груня Николаевна окончила четыре класса школы. А все остальное время работала. Во время военного лихолетья отец был на фронте, а у матери — шестеро по лавкам, из них трое совсем маленькие. Так что, что такое голод и холод, Груня Махлова знает не понаслышке. Повторюсь: трудилась много и тяжело с самого раннего детства. Выхода не было. Вспоминает женщина, как в войну в их доме советские военные стояли, им мать на стол все самое лучшее ставила, а они ребятню все по голове гладили, обнимали, порой и скупую слезу со щеки стряхивали. Скорее всего, своих детей вспоминали, с которыми война разлучила. А еще раньше к ним в дом заходили переночевать партизаны. По словам Груни Николаевны, и те, и другие придавали даже ей, совсем тогда еще девчонке, уверенности в том, что победа обязательно будет за советским народом. И от этого становилось легче. Легче работать до заката, легче переносить невзгоды и горести. В конце войны пришла похоронка на отца. Надежда на то, что все хозяйство дождется крепких мужских рук, угасла. Сначала помогала матери на ферме, потом устроилась полеводом. А в девятнадцать вышла замуж. Один за другим пошли детки. Всего у супругов Махловых их десять было. Двойняшки девочки умерли сразу после родов.

«А потом хлопцы стали помирать, — рассказывает, то и дело вытирая слезы, Груня Николаевна. — Один — в два с половиной годика, второй — в двадцать восемь лет, третий — в тридцать, четвертый — в сорок два. Как пережила все — не знаю. Больней, чем хоронить своих детей, ничего быть не может. Сейчас вот радуюсь даже маленьким успехам внуков и правнуков. У меня их, и тех, и других, по двенадцать. Большая семья. Приедут когда меня навестить — мне счастье. Есть наше с хозяином продолжение — и уже хорошо. Значит, не зря жизнь прожили, не зря работали от зари до зари. Все не зря…»

У супругов Владимира Николаевича и Татьяны Егоровны Слепцовых тоже жизнь не текла абсолютно ровно, хватало разных событий, правда, как хороших, так и плохих. Оба родом из Гиреевичей. Он жил в начале деревни, она — в конце. С малолетства дружили, были как брат с сестрой, а потом, в юности, как гром среди ясного неба, между ними чувства возникли. Где-то в шестнадцать лет начали встречаться. Любовь была сильная. Родители уже думали, что их отпрыски через пару лет и свадьбу сыграют, но… Неожиданно для всех парень махнул в Донецк учиться на каменщика, а девушка уехала в Вязьму, где устроилась работать на льнокомбинат. Вскоре они снова встретились в родной деревне. Чувства вспыхнули с новой силой. Но на прочность парень и девушка проверяли их долго — еще целых четыре года. А потом все же сыграли свадьбу. Родилась дочь Лилия. Владимир Николаевич в те годы работал в Автопарке № 9: после каменщика он получил еще одну специальность — тракториста-водителя в климовичском СПТУ. А вот Татьяна Егоровна к этому времени уже несколько лет как трудилась в гальваническом цеху завода металлоизделий. Понятное дело, молодая семья не могла из Гиреевичей каждый день ездить в Климовичи. Пришлось снять в городе квартиру. В 1979 году родилась еще одна дочь — Ольга, а спустя четыре года — сын Вадим. Семье выделили жилье. Жили они не хуже и не лучше других. Дети подросли. В 2001 году супруги Слепцовы решили вернуться в родную деревню. Владимир Николаевич еще три года работал в Климовичах на заводе металлоизделий. Жил у дочери, а на выходные — в деревню.
Была у семьи и совсем черная полоса. В 2006 году в трехмесячном возрасте умер внук Олег, а через год — сын Вадим, отец Олега. Потом, одного за другим, Татьяна Егоровна похоронила еще троих братьев. Горе со временем притупилось.

Сейчас их быт отлажен до мелочей. Практически все время Слепцовых занимает хозяйство. Есть и корова, и лошадь, и поросята, и птица. Ну, и, конечно же, наделы земли. Работы полным-полно. А когда выдается свободная минутка, Татьяна Егоровна садится за вязание. Этот вид рукоделия всегда был ее отдушиной. О том, что снова переехали в Гиреевичи, супруги не жалеют, говорят: «Да, жить в деревне непросто. Здесь, где ни возьми, требуются рабочие руки, но когда видишь результат своего труда — столько радости! Деревня — она, конечно, силы отнимает, но тут же дает их обратно. Такой вот круговорот получается».

Вероника Левит.