Петр Гаврилов рассказывает о боевом друге, нашем земляке, Константине Константиновиче Гомолко, участнике Сталинградской битвы

Капитан Гомолко К.К. прибыл в дивизию, когда она уже стояла на колесах, в вагонах. Отличный кадровый офицер, имел приличный стаж работы на командных должностях. В 1933 г. его, молодого специалиста, паровозного машиниста, только что окончившего ФЗУ, как одного из лучших комсомольцев горком комсомола г. Климовичи направил в военное училище. С тех пор серая шинель воина надолго сроднилась с его стройной фигурой. После учебы служил в разных частях Красной Армии. Пришлось и самому готовить молодых офицеров, будучи в Киевском и Бердичевском военных училищах командиром пулеметной роты. Немного пришлось побывать и в стенах военной академии имени М.В.Фрунзе. Но учебу прервала война. Ушел на фронт. В первые недели войны был ранен. После госпиталя из отдела кадров Сибирского военного округа его направили в г. Барнаул в 298-ю стрелковую дивизию на должность помощника начальника штаба дивизии по разведке. Но опоздал. Дивизию полностью сформировали. Все штатные должности оказались заняты. Ему предложили скромную должность начальника штаба 892-го стрелкового полка…

Капитан Гомолко К.К.

…В начале июня 1942 г. 298-я стрелковая дивизия была выведена из состава 50-й армии в резерв Ставки Главного командования Красной Армии и отведена в тыл, в леса Калужской области, для пополнения и подготовки к дальнейшим боям.
В конце августа полностью укомплектованная дивизия прибыла под Сталинград, где вошла в состав 4-й танковой армии Сталинградского фронта. Она заняла рубеж в рай-оне станции Котлубань, в 30 км севернее Сталинграда, у села Самохваловки и разъезда Конный.
5 сентября часть была передана в 24-ю армию Донского фронта, только что прибывшую из резерва Ставки. Командующим был генерал-лейтенант Галанин. С изменением подчиненности дивизия осталась на том же рубеже, у линии железной дороги, отражая натиск гитлеровцев.
В задачу 24-й армии входило задержать наступление гитлеровцев в сторону Саратова и разгромить их.
Противник неоднократно пытался прорвать фронт дивизии под Котлубанью, но безуспешно. Натолкнувшись на стойкость и мужество воинов, гитлеровцы вынуждены были отказаться от этой попытки и перейти к обороне. Этому способствовало и то обстоятельство, что завязшие в тяжелых боях в Сталинграде гитлеровцы не смогли усилить свои войска на саратовском направлении.
Активные действия 24-й армии в районе ст. Котлубань способствовали выполнению боевой задачи всего Донского фронта, которым командовал генерал Рокоссовский. Она оттягивала на себя значительную часть гитлеровских войск, изматывала их, не давала возможности усилить натиск на город, чем помогала защитникам Сталинграда, воинам 62-й и 64-й армий Сталинградского фронта успешно вести уличные бои. А главное — задержала выход немецких войск широким фронтом к Волге, севернее Сталинграда.
Кровопролитные бои все время шли по всей линии фронта 24-й армии. Авиация врага проявила большую активность. Бомбовые удары с воздуха ежедневно сыпались на позиции дивизии. Все ближайшие станицы и хутора буквально сметались с лица земли. По ночам высоко в небе полыхало огромное зарево горящего Сталинграда.
19 ноября 1942 года громовые раскаты тысяч орудий и минометов советских фронтов в районе Сталинграда возвестили о начале разрыва Волго-Донского коридора и окружения Сталинградской группировки немецко-фашистских войск.
Все войска пришли в движение. 22 ноября они сломили упорное сопротивление гитлеровцев и перешли в наступление по левому берегу Дона. Враг пытался удержать за собой район переправ через Дон и важные опорные пункты Вертячий и Песковатку, вводя в бой все новые и новые части, перебрасывая их с правого берега Дона. Но тщетно! Все переправы были заняты советскими войсками.
От хутора Вертячий нашу дивизию направили на восток к Сталинграду, в тыл окруженной вражеской группировки, чтобы закрыть гитлеровцам обратный выход к Дону. В 15 км от Дона, под хутором Илларионовский, дивизия столкнулась с отходящим к Сталинграду противником. Враг занял ранее подготовленные позиции. Пришлось нашим частям остановиться и врезаться в мерзлую землю. Превозмогая утомление, бойцы и командиры рыли окопы, устанавливали проволочные заграждения и минные поля. Спешили укрепить свою оборону, чтобы предотвратить любую попытку врага вырваться из окружения.
За личную отвагу и храбрость в боях многие однополчане были награждены боевыми орденами и медалями. Всем участникам битвы вручили медали «За оборону Сталинграда.

Подготовила Наталья Банышевская.