Чем гордится мастер из Великого Мха Климовичского района Михаил Зайцев?

Михаил Зайцев с детства любил рисовать. Тяга к кистям и краскам определила всю дальнейшую жизнь земляка.

— Меня увлек творческий процесс на уроках рисования в Великомохской школе, — вспоминает мастер, — и я понял, что рисовать буду всегда. К другим предметам душа особо не лежала. Нравилось еще черчение.
После школы были водительские курсы ДОСААФ. После учебки в Бердичеве командир отделения и инструктор колесных машин проходил службу в Чехии. На малую родину вернулся в 1976 году. Устроился маляром на Кричевский мясокомбинат.
— Числились мы малярами, а работали художниками-оформителями, — вспоминает Михаил Иванович. — Занимался изготовлением стендов, плакатов. Примерно через год поехал в Бобруйск, поступил в местное художественное училище. Но проучился там недолго. Директор был отставной полковник. Устроил из учебного заведения настоящую казарму. Вместо творчества мы заступали в наряды, ходили в разводы. Меня, бывшего армейца, это очень возмутило. Вынужден был написать заявление и забрать документы. Устроился на мебельную фабрику «Фандок». Там встретил свою судьбу. Девушку звали Вита. Она работала инженером-технологом. Окончила Ленинградскую лесотехническую академию и по распределению приехала в Беларусь. Через некоторое время на ее родине в городе Свалява Закарпатской области формировали художественный комбинат. Набирали специалистов. Михаил и Вита поехали на Украину.
— Первое время жили у тещи — Марии Ивановны, — продолжает свой рассказ Михаил. — Затем нам выделили квартиру в центре города. Было это в 1981 году. На комбинате я работал художником-оформителем пятого, а затем шестого разряда. Все приходилась делать по проектам, а не так — что хочу, то и рисую. В Закарпатье красивая природа. В свободное время садился на велосипед, брал этюдник и ехал рисовать. Вместе с другом Василием Шиндра выставлялись в Сваляве, Ужгороде. О нас даже писали местные газеты. Свалява — интересное место. Несмотря на то что в городе проживало 25 тысяч человек, был довольно развит рынок. Три раза в неделю автобусы ходили в Венгрию, Чехословакию. Нередко к нам приезжали иностранцы. Мои авторские работы неплохо продавались. С зарплатой на предприятии тоже не обижали. Так что сумел накопить на «Жигули» шестой модели. После начала 90-х и распада Советского Союза комбинат расформировали. Стали создаваться кооперативы. Мы с товарищами ушли в строительный бизнес. Делали ремонты в домах и квартирах. Кроме написания картин, я освоил и деревообработку. Купил соответствующее оборудование. Столярничал.
В 2001 году решили вернуться в Беларусь. К тому времени стала часто болеть мама. Александра Никифоровна долгие годы работала на торфяном заводе, была швеей на Быткомбинате. Отец — Иван Терентьевич — инвалид Великой Отечественной войны. Родом из Пеньковки. До прихода фашистов он учился на летчика в Качинском военном училище. Вначале служил в морской бригаде. Там получил первое пулевое ранение. Его перевели в полк резерва главного командования, который дислоцировался в Грузии. Наши самолеты бомбили румынские нефтепромыслы. В один из дней в отместку немецкая авиация полностью разбомбила аэродром. Отца тяжело ранило. Была глубокая контузия, повреждены позвоночник, ноги. Больше месяца он провел в коме. Еле выжил. Долго скитался по госпиталям. Дали инвалидность. Некоторое время он прожил в Сибири у тетки. Затем вернулся в Великий Мох. Работал в конторе нового предприятия — торфяного завода. Здесь и познакомился с мамой. Она была родом из Клинцов Брянской области. Торф в основном возили в Кричев на цементный завод. Страна остро нуждалась в строительных материалах.
В 1949 году родилась старшая сестра Валентина. В 1951-м — Нина, в 1954-м — Мария, в 1956-м — я и Владимир. Сейчас Валентина — в Новочеркасске, Нина — в Минске. Первой ушла из жизни Мария. К сожалению, Владимира тоже уже пять лет как не стало. Последние годы он работал в столярном цеху УКП «Коммунальник». Корабль, который стоял на въезде в Климовичи, мельница, которая сегодня располагается возле УКП «Коммунальник», — эти малые архитектурные формы из дерева создавал мой брат.
Перебравшись в Великий Мох, я открыл свою столярку в старом сарае. Примерно через десять лет перенес ее в бывший Дом ветеранов. Мастерскую оборудовал на кухне. Провел электричество. Пока не выкупил помещение в собственность, платил аренду. Практически все станки дорабатывал самостоятельно. Делаю на заказ мебель, окна, двери. Раньше заказов было больше. Сотни изделий прошли через мои руки. Горжусь, что расписывал внешние царские ворота для Хотимского храма. Было это в начале 2000-х. Несколько лет назад изготовил гробницу под плащеницу для церкви в Милославичах.
Сейчас работы стало меньше. Время от времени что-нибудь делаю для души. Пять лет уже на пенсии. Вырастили дочь Олесю. Она живет в Климовичах. Внучка Ксения учится в шестом классе третьей городской школы. Вот приехала к нам на каникулы. Держим небольшое хозяйство. Есть свой огород. Все как у всех.
У творческого человека всегда есть интересные идеи. И когда приходит вдохновение, из-под рук мастера выходят маленькие и большие шедевры. Что-то он оставляет для себя, а что-то отдает людям. Вместе с его творением окружающим передается настроение, тепло и любовь, с которыми предметы создавались.

Никифор МИНЧЕНКО.