Отец Иннокентий — тридцать лет служения Господу и людям

Тридцать лет служения Господу и людям. И это только на Климовичской земле. А рукоположен в сан диакона он был в 1983 году. В 1991 г. назначен настоятелем Свято-Михайловской церкви г. Климовичи. Отец Иннокентий (в миру — Николай Иванович Смоляков).

Путь к Богу

Он начался с родителей. Иван и Анна были очень верующими людьми. Жила семья Смоляковых в небольшой деревне Дерновая Краснопольского района. Восемь детей было у родителей. Николай появился на свет в 1954 году.
Отец с матерью жили с верой в Бога. Пример с них брали и дети. В деревне на 29 дворов не было церкви. В православные праздники мать добиралась до ближайших храмов, до которых было около полусотни километров. С собой нередко брала и детей. Коля, когда подрос, тоже ходил в церковь с матерью.
— Чаще всего бывали в храме в Кричеве, — вспоминает Николай Иванович. — Наверное, потому, что половину пути туда мы ехали: из Краснополья в Кричев ходил рейсовый автобус. Ну а до Краснополья шли пешком. И как-то мне не так уж и трудно было преодолевать этот путь. Зато когда я входил в храм, у меня перехватывало дух. Ощущал такую благодать! Кажется, душа улетала куда-то в небо. И становилось так легко-легко! Я выходил из церкви весь какой-то просветленный, и я видел, что и другие люди тоже ощущали Божью благодать.
На Троицу в соседней большой деревне Горы всегда проходил базар. А после войны оставалось много покалеченных людей: без ноги, без руки (а то и без ног, без рук). Я в детстве не видел конфет — да что конфет, даже белый хлеб был не часто (семья ведь большая). Но мне было жаль этих людей. Мне хотелось отдавать себя людям, творить добро. Видя это, мама давала мне несколько копеечек, и я бегал по базару и раздавал милостыню.
Верующим детям в школе приходилось непросто, ведь тогда господствовал атеизм. Доставалось и Коле: его сторонились некоторые ровесники, пробирали на собраниях. Но парень лишь укреплялся в своей вере.
— Вера в Господа нашего помогала мне всегда — и в детстве, и в юности, и в зрелые годы, — утверждает Николай Иванович.
В школе Николай активно занимался спортом, любил уроки физкультуры. Спортивная закалка помогла ему потом при службе в армии. А призвали парня в ряды Вооруженных Сил Советского Союза в 1972 году. Сначала была учебка, а затем служба в войсках противовоздушной обороны (зенитно-ракетных) в Ленинграде.

Армия и храм

Толкового сержанта Николая Смолякова назначили командиром отделения. Эта должность помогла Николаю… материально помогать сестре.
— Как командир отделения, я получал в армии 10 рублей 80 копеек. Десять рублей я отсылал сестре, а копейки оставлял себе, — вспоминает отец Николай. — Сестра училась в Могилеве в училище. Я считал так: «Меня государство и кормит, и одевает. Нахожусь на полном довольствии. А сестре надо самой и одеваться, и кормиться. Ей эти деньги нужнее». И каждый месяц высылал десятку Нине.
Узнав об этом, замполит очень удивился: «За мою службу это первый случай, — говорит. — Всегда в армию деньги присылают. Но чтоб из армии!..»
— Николай, что ты в увольнительные не ходишь? — поинтересовался как-то замполит у военнослужащего.
— Да как-то не интересно мне в городе, — замялся тот. — Да и денег нет. Вот в храм я бы сходил.
— В храм?! — замполит слегка удивился. Но через паузу сказал: — Хорошо. Будет церковный праздник — подходи ко мне: я отпущу.

Ставить цель — и достигать цели!

В конце службы Николай Смоляков попал в госпиталь. Здесь познакомился с капитаном теплохода. За время нахождения в госпитале они даже вошли в хорошие отношения, так что капитан предложил солдату после демобилизации пойти работать во флот. Но у парня была своя мечта — служить Богу. И он отказался.
Впрочем, этим знакомством вскоре ему все-таки воспользоваться пришлось.
Служба в армии завершилась. Николай Смоляков вернулся в родные края. Идя к поставленной цели, обратился к настоятелю Могилевского Борисо-Глебского храма за рекомендацией для поступления в семинарию. Но тот лишь выразил сожаление: не могу, мол, извини. Но зато он свел его со своим знакомым, который служил в Ленинграде, в Александро-Невской Лавре: он-де поможет тебе подготовиться к поступлению в семинарию.
Вот тогда-то и вспомнил Николай о капитане. Так судьба снова привела белорусского парня в Ленинград. Поступил на работу на флот. Трудился, а заодно и готовился.
Путь к учебе был неблизким. Пока понял, что уже созрел, что может, готов, прошло пять лет. И вот, наконец, подал документы в семинарию.
«А рекомендация где?», — поинтересовались там. «Да меня отец Анатолий (Мороз) готовил», — ответил. «Ну что ж, хорошо. Тогда можешь без рекомендации», — согласились. И приняли документы.
Учебное заведение находилось рядом с Лаврой, и отца Анатолия хорошо знали.
В семинарии спорту придавали большое значение. Здесь была неплохая футбольная команда.
— Мы нередко играли в футбол со студентами института физкультуры. И даже, бывало, выигрывали. Вот уж тогда их подкалывали! «Семинаристы спортсменов обыграли!», — смеется Николай Иванович.
После семинарии последовала духовная академия.
— Там было очень трудно учиться, — говорит священник. — Примерно двадцать семь предметов богословских, пять иностранных языков, пять историй, Ветхий и Новый Завет, литургия, стилистика, риторика и т. д. Почти все нужно было заучивать наизусть.
Большие нагрузки выдерживали не все. Так, в академию нас поступило 24 человека, а к концу года осталось 18. Шесть человек отсеялись, не выдержали. Я смог выдержать, был физически крепким. Ведь я с детства и косил, и пахал, приходилось — вагоны разгружал. Спорт помог. Так что мог по двое-трое суток не спать, заниматься.

Рукоположение

На последнем курсе семинарии будущий священник должен сделать выбор: будет ли он заводить семью или останется неженатым. После хиротонии (рукоположения) у него такого выбора не будет: если рукоположился неженатым, значит теперь Церковь — твоя семья, ты обручился с ней до конца жизни.
— В то время ректором семинарии и академии был еписком Кирилл, будущий патриарх. Когда я учился в семинарии, был хорошо знаком с братом нынешнего патриарха Кирилла Николаем. Он доктор богословских наук, очень образованный человек. Я к нему на исповедь ходил, он, естественно, интересовался моей жизнью, — рассказывает Николай Иванович. — И вот я пришел к нему за советом: жениться или нет? «Не женись! — коротко сказал он. Я удивился: почему так категорично? «Если хочешь всем сердцем служить Богу, полностью отдаваться служению, не женись, — уточнил Николай. — Семья, конечно, хорошо, но она будет забирать часть тебя».
Признаться, я и сам склонялся к последнему варианту. А слова отца Николая лишь окончательно убедили меня.
Действительно, я так трудно шел к Богу. Я не свернул с пути, несмотря на препятствия и соблазны, и я всецело хочу Ему служить. А служение на благо людям и Церкви требует усиленной отдачи от священнослужителя.
После рукоположения, получив новое имя, отец Иннокентий по воскресеньям служил диаконом в Ленинграде, в Карелии (в Петрозаводске), продолжая учебу в духовной академии. После ее окончания служил диаконом в Осиповичах, в Могилеве. И вот в 1991 году, уже священником, был направлен сюда и стал настоятелем Свято-Михайловской церкви г. Климовичи.

Сделано немало

— Да-а-а, за тридцать лет все-таки сделано не так и мало, — отец Иннокентий словно подводит итог прожитому. — Здесь ведь не было ни цветочка (обводит рукой территорию возле храма — с газонами и яркими пышными клумбами). Вместе с Александрой Петровной Мельниковой (казначеем) разрабатывали землю, сажали цветы, пилой-двуручкой вырезали деревья.
А сейчас — вот какая красота! Это все прихожане. Кто умеет, за цветами ухаживает, кто-то поливает. У кого есть деньги — покупает цветы. Приносят цветы из дому.
Есть у нас и небольшой садик. Многие деревья привез из дома. А так — покупал на рынке. Яблони, груши. Даже абрикос растет!Храм в Милославичах открыл. Пять лет длился ремонт. Там на здании уже и деревья росли. Ни пола не было, ни окон. С Иваном Андреевичем Борщевым искали возможности, где взять средства на ремонт. Помог Адам Троер из Германии — пожертвовал десять тысяч марок. Начало было положено. Остальные потом собирал. А затем и отец Николай в ремонт включился.
Хотелось бы и в Галичах что-то сделать: если и не восстановить храм полностью, то хотя бы законсервировать.
Школу воскресную открыли — это была моя мечта: хорошо, когда в храме красиво поют. Да и детки к вере православной приобщаются. Мы изучаем с ними в основном Новый Завет, ведем беседы на житейские и духовные темы. Дети также рисуют — с ними занимаются опытные педагоги. Работы наших воспитанников принимают участие в различных конкурсах.
Раньше, в доковидные времена, мы на каникулах много путешествовали — ездили по России, по Беларуси.
В небольшой комнатке в здании воскресной школы отец Иннокентий показывает картины, которые висят на стенах:
— Вот, это я покупаю — привожу из тех мест, где бываю. Я сам вырос среди леса, и мне нравятся пейзажи, на которых изображена природа.
Жизнь священника — забота обо всем: о храме, о людях, о стройке… О здоровых и о больных. Об усопших. У нас люди хорошие. Ведь благоустройство, ремонты — это на их пожертвования. Я обращаюсь к людям — и они помогают.
—Да-а-а, сделано немало, — говорит отец Иннокентий. — Но хотелось бы сделать еще больше хороших дел. Прошу у Господа сил и здоровья, чтобы я мог послужить и Богу, и людям.

Галина Цыганкова.